Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Всё про жалкую, ничтожную личность

В связи с тем, что интерес к недоадмиралу в Омске опять подогревают пусть повисит в отдельном посте.



О Колчаке - монархисты специально для «Белых»
Ленин о Колчаке
Колчак в Порт-Артуре: Мифы и проза жизни...
"Колчак - двойной агент" - говорил полковник Э.М. Хауз, американский политик, советник Вил
Как попал в Россию А.В. Колчак - британский офицер с декабря 1917-го
Реалист - палач с "Адского"
Фотки Колчаковщины
Реквизиции при Колчаке
Приказ №131
Омский Верден?
Читаем Зензинова, Колчак и его переворот...
Переворот Колчака,
Читаем Жанена : Омск, Колчак и колчаковщина,
Читая Гинса: Об Омске, Колчаке и т.д.,
Переворот в Омске 18.11.1919 - как это выглядело со стороны,
Нравы отступления во время Великого Сибирского Ледяного похода
Ледовый поход Каппеля глазами очевидца, 
Переворот в Омске 18.11.1919 как его видел генерал Болдырев,  
«Мы дожидались Колчака как Христова дня, а дождались как самого хищного зверя»
Колчак - путь к диктатуре, или кто сделал "Верховного правителя" -1
Колчак - путь к диктатуре, или кто сделал "Верховного правителя" -2
Где убивали учредиловцев, или я нашел место для памятника Колчаку
О Колчаке - из воспоминаний министра снабжения Серебренникова
Колчак: тот еще красавец...
Колчак полярный - неудачливый северный Стенли
Сказ про то, как Колчак золото взял, да и профукал...
История повторяется дважды
Прекрасное. АдмиралЪ и АвторитетЪ: памятник двум бандитам



В.Савиных о блокбастере: «Нет ребята, этот фильм не годится»

Оригинал взят у arctus в В.Савиных о блокбастере: «Нет ребята, этот фильм не годится»

Ещё один прототип героя фильма «Салют-7» лётчик-космонавт Виктор Савиных высказал своё отношение к киноленте.
Collapse )

День рождения



Время.
       Начинаю
          про Ленина рассказ.
    Но не потому,
        что горя
           нету более -
    время
       потому,
          что резкая тоска
    стала ясною
       осознанною болью.
    Время,
       снова
         ленинские лозунги развихрь!
    Нам ли
       растекаться
              слезной лужею.
    Ленин
       и теперь
         живее всех живых -
    наше знанье,
          сила
             и оружие.
    Люди - лодки,
       хотя и на суше.
    Проживешь
       свое
          пока,
    много всяких
       грязных ракушек
    налипает
       нам
         на бока.
    А потом
        пробивши
           бурю разозленную,
    сядешь,
      чтобы солнца близь,
    и счищаешь
        водорослей -
           бороду зеленую
    и медуз малиновую слизь.
    Я
      себя
        под Лениным чищу,
    чтобы плыть
      в революцию дальше,
    Я боюсь
      этих строчек тысячи,
    как мальчишкой
      боишься фальши.

    Рассияют головою
                      венчик -
    я тревожусь
         не закрыло чтоб
    настоящий
       мудрый
         человечий
    Ленинский
         огромный лоб.
    Я боюсь
       чтоб шествия
          и мавзолеи,
    поклонений
       установленный статут
    не залили б
       приторным
                 елеем
    Ленинскую
       простоту.
    За него дрожу,
       как за зеницу глаза,
    чтоб конфетной
         не был
            красотой оболган.
    Голосует сердце -
       я писать обязан
    по мандату долга.

    Вся Москва.
      Промерзшая земля
         дрожит от гуда.
    Над кострами
      обмороженные
                 с ночи.
    Что он сделал?
        Кто он
          и откуда?
    Почему
      ему
         такая почесть?
    Слово за словом,
       из памяти таская,
    не скажу
       ни одному -
         на место сядь.
    Как бедна
       у мира
          слова мастерская -
    подходящее -
        откуда
               взять?!
    У нас
       семь дней.
    У нас
       часов двенадцать.
    Не прожить
       себя длинней.
    Смерть
       не умеет извиняться.
    Если ж
       с часами плохо,
    мала
      календарная мера,
    мы говорим -
        "эпоха",
    мы говорим -
        "эра".
    Мы
      спим
        ночь.
    Днем
      совершаем поступки.
    Любим
       свою толочь
    воду
        в своей ступке.
    А если
       за всех смог
    направлять
         потоки явлений,
    мы говорим -
         "пророк",
    мы говорим -
          "гений".
    У нас
       претензий нет -
    не зовут
        мы и не лезем -
    нравимся
       своей жене
    и то
        довольны до нельзя.

    Если ж
       телом
              и духом слит
    прет
          на нас непохожий,
            - говорим -
       "царственный вид",
    удивляемся -
          "дар Божий"
    Скажут так -
        и вышло
           ни умно
                   ни глупо.
    Повисят слова
        и уплывут
                  как дымы.
    Ничего
       не выколупишь
          из таких скорлупок -
    ни рукам
        ни голове
                  не ощутимы.
    Как же
        Ленина
          таким аршином мерить!?
    Ведь глазами
        видел
          каждый всяк -
    "эра" эта
         проходила в двери
    даже
        головой
           не задевая о косяк.
    Неужели
       про Ленина тоже -
    "вождь
         милостью божьей"?!
    Если б
        был он
           царствен и божествен,
    я б
       от ярости
           себя не поберег.
    Я бы
        стал бы
           в перекоре шествий
    поклонениям
         и толпам
                  поперек.
    Я б
      нашел
         слова
            проклятья громоустого
    и пока
        растоптан
              я
               и выкрик мой -
    я бросал бы
       в небо
         богохульства
    по Кремлю бы
        бомбами
          метал -
                  долой!
    Но тверды
        шаги Дзержинского
            у гроба -
    нынче бы
        могла
           с постов сойти чека -
    сквозь милльоны глаз
          и у меня -
             сквозь оба
    лишь сосульки слез,
          примерзшие
               к щекам.
    Богу
        почести казенные -
           не новость.
    Нет! -
         Сегодня
            настоящей болью
                сердце холодей!
    Мы
      хороним
         самого земного
    изо всех
        прошедших
           по земле людей.
    Он земной -
          но не из тех,
               кто глазом
    упирается
         в свое корыто.
    Землю
      всю
        охватывая разом,
    видел
        то,
         что временем закрыто.
    Он как вы
         и я -
           совсем такой же,
    только
         может быть
             у самых глаз
    мысли
       больше нашего
          морщинят кожей
    да насмешливей
         и тверже губы,
            чем у нас.
    Не сатрапья твердость
             триумфаторской
                       коляской,
    мнущая
        тебя,
         подергивая возжи.
    Он
      к товарищу
         милел
            людскою лаской.
    Он
      к врагу
          вставал
             железа тверже.
    Знал он
        слабости
           знакомые у нас -
    как и мы
        перемогал болезни.
    Скажем,
       мне бильярд -
           отращиваю глаз -
    шахматы ему -
    они вождям полезней.
    И от шахмат перейдя
             к врагу натурой,
    в люди выведя
           вчерашних пешек строй,
    становил
         рабоче-человечьей диктатурой
    над тюремной
         капиталовой турой.
    И ему
        и нам
           одно и тоже дорого.
    Отчего ж -
        стоящий
           от него поодаль -
    я бы
        жизнь свою,
             глупея от восторга,
    за одно б
        его дыханье
           отдал?
    Да не я один! -
       Да что я
          лучше что ли!?
    Даже не позвать,
          раскрыть бы только рот -
    кто из вас
          из сел -
            из кожи вон -
              из штолен
    не шагнет вперед?!
    В качке -
       будто бы хватил
          вина и горя лишку -
    инстинктивно
        хоронюсь
           трамвайной сети.
    Кто
       сейчас
          оплакал бы
             мою смертишку
    в трауре
         вот этой
            безраничной смерти?
    Со знаменами идут
                и так.
                  Похоже -
    стала
       вновь
         Россия кочевой.
    И колонный зал
         дрожит,
            насквозь прохожен.
    Почему?
        Зачем
           и отчего?
    Телеграф
         охрип
            от траурного гуда.
    Слезы снега
             с флажьих
                покрасневших век.
    Что он сделал,
                 кто он
                      и откуда
    этот
        самый человечный человек?
    Коротка
        и до последних мгновений
    нам
       известна
         жизнь Ульянова.
    Но долгую жизнь
            товарища Ленина
    надо писать
         и описывать
                     заново. -
    Далеко давным
          годов
               за двести
    первые
        про Ленина
           восходят вести.
    Слышите -
          железный
             и луженый,
    прорезая
         древние века,
    голос
       прадеда
           Бромлея и Гужона -
    первого паровика?

    Капитал -
       его величество -
    не коронованный,
         не венчанный -
    объявляет
        покоренной
           силу деревенщины.
    Город грабил -
           греб -
             грабастал -
    глыбил
         пузо касс.
    А у станков -
        худой и горбастый -
          встал
             рабочий класс.
    И уже
        грозил,
          взвивая трубы за небо: -
    - нами
        к золоту
           пути мостите -
    мы родим
         пошлем,
           придет когда-нибудь
    человек,
         борец,
            каратель,
             мститель!
    И уже
       смешались
          облака и дымы,
    будто
         рядовые
            одного полка.
    Небеса
       становятся двойными -
    дымы
        забивают облака.
    Товары
        растут
            меж нищими высясь.
    Директор
          лысый чорт
    пощелкал счетами,
        буркнул
             "кризис!"
    И вывесил слово -
         "рассчет".
    Кропило
         сласти
             мушиное сеево.
    Хлеба
        зерном
              в элеваторах портятся,
    а под витринами
        всех Елисеевых,
    живот подведя
         плелась безработица.
    И бурчало
          у трущоб в утробе,
    покрывая
           детвориный плачик: -
      под работу,
           под винтовку ль
             на -
              ладони обе!
    Приходи,
          заступник
               и расплатчик!
    Эй,
     верблюд,
        открыватель колоний!
    Эй,
     колонны
         стальных кораблей!
    Марш
       в пустыни
          огня раскаленней!
    Пеньте
         пену
            бумаги белей!

    Начинают
         черным лататься
    оазисы
          пальмовых нег.
    Вон
      среди
         золотистых плантаций
    засеченный
          вымычал негр.

    У - у - у - у - у
          у - у - у
              Нил, мой Нил.
    Приплещи
          и выплещи
            черные дни!
    Чтоб чернее были
             чем я во сне.
    И пожар чтоб
             крови вот этой красней.
    Чтоб во всем этом кофе,
              враз вскипелом,
    вариться пузатым -
             черным и белым.
    Каждый
         добытый
             слоновий клык -
    тык его в мясо,
            в сердце тык!
    Хоть для правнуков
             не зря чтоб
                кровью литься -
    выплыви
         заступник
                   солнцелицый.
    Я кончаюсь,
          бог смертей
              пришел и поманил.
    Помни
        это заклинанье
              Нил,
                мой Нил!
    В снегах России,
              в бреду Патогонии
                расставило
                     время
                       станки потогонные.
    У Иванова уже
        у Вознесенска
            каменные туши
    будоражат
          выкрики частушек:
    "Эх завод, ты мой завод,
         желтоглазина,
    время нового зовет
           Стеньку Разина".

    Внуки
        спросят:
              Что такое капиталист?..
    Как дети
           теперь:
                 - Что это
                         г-о-р-о-д-о-в-о-й?..
    Для внуков
             пишу
                в один лист
    капитализма
              портрет родовой.
    Капитализм
             в молодые года
    был ничего,
             деловой парнишка.
    Первый работал, -
                    не боялся тогда,
    что у него
             от работ
                    засалится манишка.
    Трико феодальное
                   ему тесно.
    Лез
      не хуже,
             чем нынче лезут.
    Капитализм
             революциями
                       своей весной
    расцвел
          и даже
               подпевал "Марсельезу".
    Машину
         он
          задумал и выдумал -
    люди,
       и те - ей.
    Он
     по вселенной
              видимо невидимо
    рабочих расплодил детей.
    Он враз
          и царства,
                   и графства сжевал
    с коронами их
                и с орлами.
    Встучнел,
            как библейская корова
                                 или вол.
    Облизывается
               язык-парламент.
    С годами
           ослабла
                 мускулов сталь -
    он раздобрел
               и распух.
    Такой-же
           с течением времени
                            стал,
    как и его гроссбух.
    Дворец возвел -
                   не увидишь такого.
    Художник
          - не один -
                    по стенам поерзал.
    Пол ампиристый,
                 потолок рококовый,
    стенки Людовика XIV, -
                          каторза.
    Вокруг с лицом,
               что равно годится
    быть и лицом и ягодицей -
    задолицая
    полиция.
    И краске,
           и песне
                 душа глуха.
    как корове
                 цветы среди луга.
    Этика,
        эстетика
               и прочая чепуха -
    просто - его женская прислуга.
    Его -
      и рай,
          и преисподняя.
    Распродает старухам
    дырки
        от гвоздей
                 креста господня
    и перо
         хвоста
              святого духа.
    Наконец,
          и он
             перерос себя,
    за него
          работает раб.
    Лишь наживая,
               жря
                 и спя,
    капитализм разбух
                    и обдряб.
    Обдряб -
           и лег
               у истории на пути
    в мир,
        как в свою кровать.
    Его не объехать,
                  не обойти,
    единственный выход -
                       взорвать!
    Знаю, -
          лирик
              скривится горько,
    критик
         ринется
               хлыстиком выстегать,
    а где-ж душа?...
                  Да это-ж - риторика;
    поэзия где-ж? -
                  Одна публицистика!..
    Капитализм -
          неизящное слово;
    куда изящней звучит -
         "соловей",
    но я
       возвращусь к нему
          снова
                и снова -
    строку
          агитаторским лозунгом взвей!
    Я буду писать
         и про то
            и про это,
    но нынче
         не время
            любовных ляс.
    Я
    всю свою
      звонкую силу поэта
    тебе отдаю
         аттакующий класс.
    Пролетариат -
         неуклюже и узко
    тому,
       кому
          коммунизм западня.
    Для нас
        это слово -
           могучая музыка,
    могущая
         мертвых
            сражаться поднять.

    Этажи
        уже
          заежились дрожа.
    Клич подвалов
          подымается по этажам.
    Мы прорвемся
             небесам
              в распахнутую синь.
    Мы пройдем
            сквозь каменный колодец.
    Будет!
    С этих нар
         рабочий сын -
         пролетариатоводец.
    Им
    уже
      земного шара мало.
    И рукой
          отяжелевшей
              от колец,
    тянется
          упитанная
              туша капитала
    ухватить
        чужой горлец.
    Идут
       железом
          клацая и лацкая.
    Убивайте!
          Двум буржуям тесно!
    Каждое село -
                могила братская,
    города -
           завод протезный.

    Кончилось.
          Столы
             накрыли чайные.
    Пирогом
          победа на столе.
    Слушайте
          могил чревовещание!
    Кастаньеты костылей!
    Снова
        нас
          увидите
              в военной яви.
    Эту
      время
          не простит вину.
    Он расплатится,
            придет он
                и объявит
    вам
      и вашинской войне
               войну.
    Вырастают
          на земле
           слезы озера.
    Слишком
          непролазны
               крови топи.
    И клонились
         одиночки фантазеры
    над решением
        немыслимых утопий.
    Голову
         об жизнь
            разбили филантропы -
    разве
        путь милльонам
           филантропов тропы!?
    И уже
        бессилен
            сам капиталист,
    так
      его
        машина размахалась.
    Строй его
            несет,
                 как пожелтелый лист,
    кризисов
          и забастовок хаос.
    В чей карман
           стекаем
              золотою лавой?
    С кем итти
          и на кого пенять?
    Класс милльоноглавый
           напрягает глаз
              себя понять.

    Время
        часы
           капитала
               крало.
    Побивая
           прожекторов яркость,
    время
        родило
            брата Карла, -
    старший
        Ленинский брат
            Маркс.
    Маркс.
        Встает глазам
             седин портретных рама.
    Как же
         жизнь его
             от представлений далека!
    Люди
       видят
          замурованного в мрамор,
    гипсом
         холодеющего старика.
    Но когда
         революционной тропкой
    первый
         делали
             рабочие
                шажок -
    о, какой
          невероятной топкой
    сердце Маркс
          и мысль свою зажег
    Будто сам
           в заводе каждом -
               стоя стоймя -
    будто
        каждый труд
             размалывая лично -
    грабящих
          прибавочную стоимость
    за руку
          поймал с поличным.
    Где дрожали тельцем,
            не вздымая глаз свой,
    даже
       до пупа
           биржевика дельца. -
    Маркс
       повел
           разить
             войною классовой
    золотого -
         до быка
            доросшего - тельца.
    Нам казалось
           в коммунизмовы затоны
    только волны случая
             закинут
                 нас
                   юля!
    Маркс
        раскрыл
           истории законы -
    пролетариат
           поставил у руля.
    Книги Маркса -
            не набора
                     гранки,
    не сухие
           цифр
                столбцы.
    Маркс
        рабочего
             поставил
                      на ноги
    и повел
          колоннами
               стройнее цифр.
    Вел
      и говорил -
          сражаясь лягте,
    дело -
        корректура
               выкладкам ума.
    Он придет,
         придет
              великий практик.
    Поведет
       полями битв,
           а не бумаг.
    Жерновами дум
          последнее меля
              и рукой
                    дописывая
                         восковой,
    знаю,
      Марксу
          виделось
            видение Кремля
    и коммуны
          флаг
            над красною Москвой.
    Назревали,
         зрели дни -
            как дыни.
    Пролетариат
           взрослел
              и вырос из ребят.
    Капиталовы
             отвесные твердыни
    валом размывают
                и дробят.
    У каких-нибудь годов
               на расстоянии
    сколько гроз гудит
                  от наростаний,
    завершается
           восстанием
              гнева наростание,
    наростают
            революции
                 за вспышками восстаний.
    Крут
      буржуев
        озверевший норов.
    Тьерами растерзанные
         воя и стеная,
           тени прадедов
              парижских коммунаров
    и сейчас
         вопят
           парижскою стеною.
    Слушайте, товарищи!
              Смотрите, братья!
    Горе одиночкам -
             выучьтесь на нас.
    Сообща взрывайте.
         Бейте партией,
    кулаком
         одним
            собрав
              рабочий класс.
    Скажут -
           "мы вожди"
               а сами -
                   шаркунами.
    За речами
          шкуру
             распознать умей!
    Будет вождь
              такой,
                 что мелочами с нами -
    хлеба проще -
          рельс прямей.
    Смесью классов,
           вер,
             сословий
                и наречий
    на рублях колес
           землища двигалась,
    Капитал
      ежом противоречий
    рос во всю
         и креп,
            штыками иглясь.
    Коммунизма
          призрак
             по Европе рыскал,
    уходил
         и вновь
             маячил в отдаленьи.

    По всему поэтому
          в глуши Симбирска
    родился
          обыкновенный мальчик
                Ленин.



В.Маяковский ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ ЛЕНИН

Верная спутница Ленина

      Она родилась 26 февраля 1869 года, а ушла из жизни 27 февраля 1939-го - скоропостижно, на следующий день после своего 70-летия. Говорили, что ее внезапная смерть не обошлась без участия СТАЛИНА. Впрочем, о Крупской много чего говорили. Историк Ярослав ЛИСТОВ немало времени провел, разбирая архивы, и уверенно может утверждать: далеко не все из того, какой представляют любимую Ильичем Наденьку, правда.


       На фотографиях, сделанных в советское время, мы привыкли видеть пожилую, грузную даму с характерным «базедовым» взглядом, в нелепых шляпках и мешковатых нарядах. Когда-то давно меня терзал наивный вопрос: ну как энергичный, румяный Ильич, каким его изображали на плакатах и в книгах, мог полюбить такую женщину? Которая к тому же не умела готовить, не хотела создавать уют, не смогла подарить мужу детей - стандартный набор «обвинений», предъявляемых жене Ленина. Но они прожили в браке 30 лет. Значит, было что-то еще, что связывало этих людей?
- Сразу насчет непривлекательной внешности Надежды Константиновны, - с мужской категоричностью заявил Ярослав Игоревич Листов. - Когда Владимир Ильич увидел Крупскую впервые, ей было 25 лет. Надежду нельзя было назвать красавицей, но... Свою внешность Крупская называла «санкт-петербургской»: бледная кожа, светлые зеленоватые глаза, русая коса. Болезнь, со временем исказившая черты, уже начала развиваться, но со стороны это было не заметно. Надежда производила впечатление на многих молодых людей. Меньшевик Суханов писал: «Милейшее создание Надежда Константиновна...» То же отмечал хозяин квартиры, на которой они с Владимиром Ильичем встретились.



Collapse )

Взято здесь

P.S.
Интересная статья где показана деятельность Надежды Константиновны как опытной шифровальщицы.

Илак. Часть 2: Алмалык

Вот тут, интересное про город моего детства...

Оригинал взят у varandej в Илак. Часть 2: Алмалык


Про Илак, этот древний край рудников всемирного масштаба, я рассказывал в прошлой части, где мы спускались в бирюзовую копь Унгурликан. Теперь же отправимся в самое сердце этого исчезнувшего края, индустриальный Алмалык  (120 тыс. жителей) в полусотне километров от Ташкента, построенный в середине ХХ века аккурат между древних городов Тункет и Туккет - илакской столицы и её металлургического города-спутника.



Collapse )

«Ненавижу СССР!»

Оригинал взят у zina_korzina в «Ненавижу СССР!»
  • ...На мой взгляд, истеричное неприятие СССР – это не особое мнение, а – диагноз. Конечно, всякое бывает и даже мне встречались здравомыслящие, спокойно рассуждающие антисоветчики. Допустим, православные монархисты, которые не просто отворачиваются от серпа-молота и фильма «Коммунист», а могут спокойно объяснить, почему (с их точки зрения) большевизм – это гибель для русской идентичности. Основная же масса оппонентов и прочих борцов с исторической памятью об СССР – это клинические образцы глупости, подлости и неблагодарного беспамятства. В своём блоге я часто рассуждаю о советской бытности и, надо признаться, сия тема неизменно привлекает к себе комментаторов – благодушных и не очень. Со временем у меня выкристаллизовались устойчивые типы ненавистников СССР. Тут всё просто и грубо, как в итальянской commedia dell'arte.Итак, занавес открывается, и мы встречаем персонажей несмешной комедии под названием «Ненавижу СССР».


  • Карикатура взята отсюда Тыц.

    1. В первом акте на сцену выруливает расслабленный и свободолюбивый… Лентяй. Это ныне он благородный рантье, модный блогер, немножечко дизайнер и слегка оппозиционер. Он может вставать в час дня, дабы до пяти зависать в Твиттере и в Живом Журнале, а вечерком – идти развинченной походкой в популярную хипстерскую кафешку. Вкусить маффинов, продегустировать новый вид смузи, запечатлеть свой «полдник аристократа» для девчонок с Инстаграма, которые уже заждались новых креативных фоток. Смысл бытия - жить в своё удовольствие. Благо, прабабушкина квартира, доставшаяся по завещанию, даёт ему некоторые приятные возможности. Креативное ничегонеделание. Dolce far niente. Хипстер-лентяй ненавидит СССР за один только лозунг о бесспорной ценности труда. За созидательный пафос. За презрение к таким, как он. Лентяй взрывается от одного вида карикатур на тунеядцев. Он раздражается от мысли, что если бы не 1991 год, ему бы пришлось…работать. Да. Его «блистающий мир» при Советах был бы невозможен.

    Collapse )

    Воспоминания Омских перехватчиков

    Залезал тут нагло в форумы 64ИАП :) в поисках инфы про Ту-124Ш (это все про Космический:) и н6ашел много интересного... Вот...


    ...После истребителя, ТУ-124 это дискотека. Все орут. Инструктора не слышно. Слышно только техника самолета Авдеева Ивана Ивановича. который орал:" х..я ты его ( командира АЭ. подполковника Кононова) слушаешь, слушай меня, крен еб, скорость еб. высота еб и т.д.". Хотелось послать всех и уйти летать на Миг -17....

    Collapse )

    В поисках Космического Ту.

    Убедившись, что МАПовский борт "СССР-45082" не мог быть на Космическом (как утверждал МАПовский же справочник) ибо был он территории "Центрального".
    В поисках выхожу на форум перехватчиков (Ту-128) их 64 ИАП базировавшегося на Северном. Ту-124Ш по сути был их учебно-тренировочеым самолетом.

    Однозначно стоял на Космическом их борт Ту-124Ш (окраска "красная" была не МАПовская). Про номер никто не пишет, крайний вылет о котором помнят 23 июня 1987 года.

    Судя по разным источникам кандидатов могло быть несколько (все производства Харьковского завода, собственно единоличного производителя 124-х)):

    "25-й синий" (заводской неизвестен)Ту-124Ш Эксплуатантом являлись ВВС ПВО СССР, Ставропольскоое ВВАУЛШ, 163 оуаэ, а/д Михайловское. Имел бортовой номер "25 синий". В 1978 году передан в 518 иап в 10 ОА ПВО, 23 дивизию, 518 иап, в/ч 42192, Архангельск, а/д Талаги. В 1983 году передан 14 ОА ПВО, 33 дивизию, 356 иап, а/д Семипалатинск (Жана-Семей). В 1986 году передан в 14 ОА ПВО, 33 дивизию, 64 иап, в/ч 01297, Омск, а/д Северный. Имел неофициальное имя "Матильда"



    С учетом времени передачи думаю самый конкретный претендент на то, чтобы считаться Космическим Ту

    "45 синий" (заводской неизвестен) Ту-124Ш Эксплуатантом являлись ВВС ПВО СССР, Ставропольскоое ВВАУЛШ, 163 оуаэ, а/д Михайловское. Имел бортовой номер "45 синий". Позже передан в 14 ОА ПВО, 33 дивизию, 64 иап, в/ч 01297, Омск, а/д Северный



    Далее возможно те же самые два самолета, но под заводскими номерами

    "7350603" Эксплуатантом являлись ВВС ПВО СССР, 14 ОА ПВО, 33 дивизия, 64 иап, в/ч 01297, Омск, а/д Северный (  в других справочниках возможно ошибка, числится как памятник в Луганске)


    "5350405" Эксплуатантом являлись ВВС ПВО СССР, 14 ОА ПВО, 33 дивизия, 64 иап, в/ч 01297, Омск, а/д Северный





    Еще одно фото Ту-124Ш (по фото не опознать ибо не видно номеров)



    Еще одна






    Вообще Ту-124 были очень неплохими,  мог садиться и взлетать с грунтовки, например так

    Церетели завещал нам...

    Файл_000(5).jpg

    А чо ? По моему логично ? Не подалеку от егоного полковника будет... Да и Звезде Смерти наконец применение.. Не ?

    Фиг с ним, что к ГОРОДУ Омску Петр отношения не имеет до 1782 года он не дожил... и к топониму Омск тоже :)


    АПД. Тут подумал ( и мне понравилось...) А чо, как разрешить Церетели проапдейтить Звезду смерти ? Он же ее в Земной шар переделает!!! Это же ж какой ИМПЕРСКИЙ стилль будет!! Все в стиле 2-й Газпромовской !

    Есть мнение : Почему дуракам нельзя читать М.А.Булгакова. "Мастер и Маргарита".

    Оригинал взят у p_balaev в Почему дуракам нельзя читать М.А.Булгакова. "Мастер и Маргарита".
    После того, как у себя в блоге я написал, что дуракам противопоказано чтение М.А.Булгакова, потому что они могут выбрать себе объектами для подражания Преображенского и Маргариту, некоей дамочкой мне лично было направлено коротко обиженное письмо с предложением извиниться перед Маргаритой, которую я назвал шлюхой. Дамочка, вероятно, имеет отношение к «культурному» обществу, раз уж предлагает извиняться перед никогда не существовавшем в реальной жизни персонажем. Подозреваю, что таких дамочек больше чем одна в обществе, поэтому расскажу вам одну занимательную историю.
    Еще когда для наших пап и мам деревья даже не были большими, еще и наших пап- мам не было, наши дедушки и бабушки только-только успели познакомиться, советскую Москву посетил сам Сатана. Он, как опытный турист, начал экскурсию не с осмотра строящегося метро, не с проходной завода «Серп и молот», а прямиком направился со своей шайкой бесов к месту отдыха перетрудившейся на интеллектуальной ниве творческой элиты. Сразу же его жертвами стали популярный поэт и известный литературный критик. Эти два деятеля искусства, неспособные в реальной жизни понять принцип работы двигателя внутреннего сгорания, но желающие вкусно и сытно жрать, считали для себя унизительным долбить отбойными молотками грунт в тоннеле, их занимали творческие изыскания ни много, ни мало- всечеловеческого масштаба. Но этом и попались. Увидев субъекта, одетого в стильный костюм, да еще и с тростью, эти «интеллектуалы», смело рассуждающие о самом Христе, сразу «распознали» в собеседнике иностранного профессора, хотя ясно видели перед собой похабную сатанинскую рожу...
    Приобретение резиденции в качестве места проведения сатанинского шабаша, для «иностранного туриста» проблем не составило. Ему даже почти не пришлось помогать бесам-подручным. Возомнивший себя хозяином жизни и народной жилплощади, мелкий клерк схавал взятку, даже не обратив внимания, что ему совали её с открытой издевкой…
    Опробывание действенности старых методов вербовки поклонников, «мессир» разумно решил начать не с диспута на комсомольском собрании литейного цеха, не среди творческого коллектива БДТ, а на сцене дешевого эстрадного театра – варьете. Именно там, куда и собирались желающие «отдохнуть» и «насладиться» «искусством». Само собой, оказалось, что дармовые «бабки» и шмотки – инструмент вполне еще пригодный…
    Но главной целью гостей советской столицы был, конечно – бал! Потрясающий воображение бал, после которого разлетятся во все концы страны слухи и духи.
    А для бала нужна была королева. Без неё никак нельзя, иначе это будет просто дискотека. А так как, это мероприятие проводилось Сатаной, то и королева требовалась особого рода. Королева отбросов человеческих.
    Вот и подобрали бесы кандидатуру. Выловили на московской улице прилично одетую молодую женщину, любящую желтые цветы. Ею оказалась жена ответственного советского работника, личность с неясным прошлым, детей не имеющая (вот факт отсутствия у Маргариты детей запомним). Эта изящная дама дико страдала от «равнодушия» мужа, постоянно занятого на работе, но сама себя занять какой-нибудь работой не считала возможным по причине утонченности натуры. Зато мечтала о славе светской львицы в богемной среде. Только влезть в эту среду ей было затруднительно: муж не посещал салонов модных экспрессионистов и всяких имаженистов, а сама сочинять стихи о страдающей от любви душе и рисовать картины из разноцветных кубиков Маргарита не умела.
    Зато обладала всеми внешними и внутренними качествами дешевой и тупой шлюхи. Атак как, она была дешевой и тупой, то свой путь в богему начала не с постели народного артиста СССР, но попалась на удочку проходимца, жившего соблазнением подобных дамочек. Этот проходимец изображал из себя мастера литературного слова и автора будущего произведения из этих литературных слов, которое могло заставить вздрогнуть всё просвещенное человечество. Ведь он писал биографию самого Иисуса Христа!
    На этот дешевый развод лоховатых самок, купилась «возвышенная» душа Маргариты. Однако, надежды быстро растаяли, как снежинки в мае. Муж Маргариты, несомненно, был человеком честным , поэтому в доме не валялись в беспорядке денежные купюры, которые можно было собирать незаметно для семейного бюджета и относить на прокорм «гению литературному». «Мастер» заскучал. Принимая скуку Мастера за романтическую меланхолию, наша «королева» терпеливо ждала окончания процесса производства романа о Боге. Но сам «писатель» ждать уже не мог, вероятно, из-за того, что компетентные органы напали на его след (кое-кто из его поклонниц все-таки из кошелька мужа тырили купюры)… Неоконченный рОман полетел в печку, а «Гоголь» скрылся в психушке…
    Вот эту маромойку Риту и притащили бесы на смотрины к Сатане. Кандидатура «мессира» устроила.
    Кривляясь, как дешевая проститутка, Маргарита предстала без трусов перед парящим в тазике козлиное копыто, «мессиром». Только сама мысль о возможности стать какой-то королевой, напрочь вышибла у шлюхи последний мозги, не позволив ей увидеть гнусную сатанинскую рожу хозяина бала, она поверила, что перед ней король ( в грязном халате и с окопыченной ногой в цинковом тазу!).
    Наша героиня еще и, ломаясь, как целка, доставала свиту дьявола идиотскими вопросами о своем происхождении, пока бесы, веселясь, не рассказали, что она урожденная французская королева.
    Здесь у Ритки крышу снесло окончательно. Французская королева! Какая подзаборная маромойка спокойно вынесет этот факт из своей биографии?! Мысль о том, что Сатана и бесы могут только обманывать, мысль простая и всем доступная, шлюхе в голову не пришла.
    И она стала играть роль королевы, даже не задумываясь, что на поклонение к ней выстроилась толпа из гнуснейших, самых-самых отбросов человеческого общества. Но вот факт особой озабоченности Маргариты по поводу страдания одной из представительниц этих отбросов, наталкивает на мысль о кое-каких интересных событиях в ее неясном прошлом, связанном с детьми, и объясняет, почему именно она была выбрана королевой человеческого дерьма.
    Закончилось всё для всех банально. Именно так, как могло закончиться, если вы попались на удочку к Сатане.
    Маргарита и Мастер получили то, что просили у дьявола – покой. Но так как они просили его у дьявола, то и покой был устроен им с дьявольским садизмом: шлюха с бешенством матки от желания блистать в богемном обществе и отъявленный проходимец, презирающий этих шлюх, были оставлены один на один на веки вечные.
    Думаю, раскаленные сковороды и котлы с кипящим маслом - предметы для интерьера их вечной обители совершенно излишние.
    Вот это написано черным по белому в книге русского советского (советского – если кто что-то в Булгакове не понимает) писателя.
    Теперь пересмотрите фильмы и спектакли, снятые по роману «Мастер и Маргарита», и задайте себе вопрос – создатели их что прочли? Какой роман?
    После этого станет понятно, куда делся и чем занялся Сатана, после того, как удрал со своими бесами от милиционеров.
    Только имейте ввиду, что Михаил Афанасьевич – настоящий советский писатель. Именно, советский.